Дата: 31.03.2009 Джерело: "Киевские ведомости"
Адреса оригіналу статі: http://www.kv.com.ua/archive/199494/social/199547.html

Гараж приказал музею долго жить

В Ворзельский скандал между вдовой известного украинского писателя Юрия Бедзика и сельсоветом оказался втянут и президент страны. Причина — желание бывшей супруги писателя Людмилы Суханюк взять в аренду 24 сотки земли, прилегающих к семейному поместью, для обустройства будущего дома- музея. Однако вместо последнего вырос гараж...

Дабы избежать необъективных интерпретаций и перекручивания фактов, процитируем письмо Людмилы Суханюк, с которым она обратилась к старому другу Юрия Бедзика — известному украинскому поэту, председателю Конгресса литераторов Украины, Юрию Каплану. Тем более, что оно стало достоянием общественности и послужило основой при рассмотрении скандальных коллизий в органах правосудия.

"Еще при старой власти я взяла в аренду 24 сотки земли, которая с давних пор принадлежала нашей известной семье Бедзикив-Яковенко и построила там гараж. Когда встал вопрос о ее выкупе по экспертно- денежной оценке, являющейся рыночной, что тогда началось..."

Оставим в стороне эмоции и обратимся к фактам. Но для этого зададимся вопросом: почему принадлежащий «известной семье Бедзикив-Яковенко» участок необходимо было арендовать? Оказывается, потому, что семейное поместье размещено на площади 34,5 соток, а упоминаемые прилегающие 24 сотки десятилетия тому семья Бедзиков передала в запас Ворзельскому поссовету.

Суханюк обратилась к местной власти с просьбой взять в аренду прилегающую территорию. Мотивы — не утратить и крохи памяти о династии Бедзикив, тем более, что Дмитрий Иванович собственноручно засадил участок в свое время остролистным канадским кленом. Поскольку намерения Людмилы Ивановны и местной власти о благородном целевом использовании земли совпадали, она и перешла Суханюк в аренду. Но... вместо музея там вырос гараж.

А после гаража встал вопрос о выкупе участка по экспертно-денежной оценке. Казалось бы, зачем выкупать землю, на которой будет размещен мемориальный комплекс? Пока местная власть раздумывала над этим, Людмила Суханюк уже обратилась в суд. «Я подала в Печерский районный суд иск на незаконные действия администрации и выиграла его. Председатель поселкового совета С. Кухарский опротестовал это постановление в высшей судебной инстанции. Но Высший апелляционный суд оставил решение Печерского районного суда неизменным, и оно вступило в силу. С. Кухарский... подает жалобу в Высший административный суд...».

А что же Ворзельская власть? Она должна была уступить, тем более, что суд поддержал истца Суханюк, однако поссовет требует приобретать злополучный участок по коммерческой цене.

Небезынтересно, что за время этой тяжбы г-жа Суханюк превратилась в настоящего революционера — критикует все, что видит вокруг и готова к ежеминутной обороне. Потому, наверное, обычный фейерверк возле ее усадьбы воспринимается артобстрелом, а решение депутатской комиссии о включении дома, где проживали представители династии Бедзикив, в список культурного наследия Ворзеля или те же, к примеру, намерения провести вечера, посвященные творчеству Юрия Бедзика, в ее отсутствие, воспринимаются Суханюк не иначе как грубым нарушением ее личных прав.

«На мои многочисленные заявления, где я требую предоставить выписки из протоколов сессий, комиссий, годовых отчетов, свидетельствующих о преследовании нашей семьи, они предоставляют мне отписки не по сути».

А может, причина «отписок» кроется в банальном — ведь о «преследовании» по сути отвечать нечего. Как бы там ни было, но г-жа Суханюк не отступает и обращается к Юрию Каплану. «Масштаб преследований», судя из ее письма, преогромнейший, а потому надо звать на защиту весь прогрессивный мир. Детальный план Суханюк — что руководство к действию: «напечатать несколько статей»... А дальше идет перечень изданий известных и не очень, среди которых те, что входят «в обязательный пакет чтения в Верховной Раде».

«...Обратиться к нескольким дипломатам наивысшего ранга, которые знали и уважали Юрия Дмитриевича..., чтобы они поставили свои подписи к обращению украинской элиты в Министерство иностранных дел...» Поскольку Юрий Дмитриевич возглавлял Украинский Фонд мира и был заместителем председателя Международного Фонда мира, возглавляемого всемирно известным шахматистом Анатолием Карповым, автор послания просит позвонить ему «и попросить поспособствовать в решении этого дела».

Дальше — больше. Г-жа Суханюк напоминает о том, что Юрий Бедзик был и президентом общества «Украина— Германия»: «Я уверена, что члены этого общества в Германии... тоже не останутся в стороне».

В общем, требования категоричны: и «Лемкосоюзу», и известным режиссерам, общественным деятелям, влиятельным международным центрам «необходимо требовать расследования с международными наблюдателями, чтобы в него не могли вмешаться ирпенские правоохранители». Цель одна — «прекратить попытки восстановить тенденции 37-го года в нашей стране». И все это, заметим, в связи с вожделенной землицей, на которой вырос гараж вместо предлагаемого и планируемого музея.

Но а что же председатель Конгресса литераторов Украины? «Факты, изложенные в письме, всколыхнули творческую интеллигенцию. Даже не верится, что «царек местного масштаба» мог на протяжении двух лет устраивать такие пытки семье широко известной не только в Украине, а и за рубежом». Президент страны, самолично отдавший дань памяти в скорбные дни августа 2008 года Юрию Бедзику в связи с его уходом из жизни, как и подобает гаранту прав и свобод, направляет поручение председателю Киевской облгосадминистрации с требованием «безотлагательно вмешаться и прекратить своеволие чиновника».

Одновременно г-жа Суханюк отправляет письмо и в канцелярию уполномоченной Верховной Рады по правам человека Нине Карпачевой.